Грустная история любви из жизни: История любви к любимому женатому мужчине. Письма любовницы. Часть 5. Кульминация.

Говорят, если муж не ушел к любовнице через год (как вариант – через два), то уже не уйдет никогда. Потому что любовницу не любят, а хотят. А любят и уходят к любимой женщине. Ты говорил, что я – любимая. И ушел ко мне. Через девять (!) лет. Как это было.

Твои отношения с женой сошли на нет. Вы перестали спать вместе, общаться и даже разговаривать. Приготовленную еду она прятала от тебя на балкон. Это бесило тебя. Ты все чаще уезжал в командировки. Друзья жены приглашали тебя на свои семейные праздники. Ты упорно отказывался, ссылаясь на занятость. Эти уловки ты видел насквозь, и мириться с женой не хотел.

Тогда она предприняла еще одну попытку: взяла путевки в Египет для тебя, себя и вашей взрослой дочери. Ты поехал. Я предложила тебе помириться с женой и сохранить семью. Ты не хотел даже слушать об этом. Сказал, что у нее своя личная жизнь, и ты даже знаешь, с кем она встречается. По возвращении сказал, что общение было очень натянутым, и лучше бы ты не ездил вовсе.

На работе было все в порядке, так что твое настроение было приподнятым. И в один из таких прекрасных дней ты, наконец, озвучил то, чего я ждала долгих восемь лет. Ты рассказал мне о своих планах переехать в столицу, купить квартиру в кредит, сделать там ремонт, и родить ребенка. Ты хотел сына. Я боялась поверить своему счастью. Это было невероятное ощущение! Я подумала, что это самый счастливый день в моей жизни.

Мы решили заняться спортом, пересмотреть питание и вредные привычки, чтобы подготовиться к предстоящему событию. Жизнь наконец наполнилась новым смыслом, заиграла всеми красками радуги.
А потом наступил кризис. На работе начались проблемы, дела пошли со скрипом, денег стало не хватать. Я старалась поддерживать тебя. Но ты стал все больше погружаться в текущие проблемы и отдаляться от меня. Мы стали встречаться все реже.

Отношения стали больше походить на дружеские. Масла в огонь подлила твоя жена. Она подложила в семейный фотоальбом свои летние морские фотографии, на которых она запечатлена в обнимку с любовником, молодым хохотунчиком. Ты обнаружил альбом на видном месте. Ты показал мне эти снимки, с горечью заметив, что любые отношения заканчиваются.
Ты перестал поздравлять меня с праздниками, звонить по поводу и без. При виде меня твои глаза больше не загорались радостью. Впервые за долгие годы нам было неуютно вместе. Мы поговорили о сложившейся ситуации и решили переждать этот сложный период с рабочими проблемами и на несколько месяцев свести наши встречи к минимуму.

И тут начались сюрпризы. Я стала случайным свидетелем того, как к тебе в машину запрыгнула твоя молодая сотрудница и вы уехали вместе. Я тут же позвонила тебе, придумав повод, и в конце разговора попросила передать ей привет. Сначала ты ничего не понял. А потом, через пару минут, перезвонил мне и с вызовом сказал, что это ничего не значит. Боже мой, как мне было плохо! Ведь я так верила тебе! И ты никогда раньше не давал мне повода усомниться в своих чувствах. Состояние было ужасным. Помнишь, как у классика: «Мой милый, что тебе я сделала?» Я почти не спала всю ночь. На следующий день был разбор полетов. И я узнала, что помимо остальных твоих достоинств ты еще и прекрасный актер.

Ты разыграл отличный спектакль под названием «Я серьезно болен». Ни словом не обмолвившись о вчерашнем происшествии, ты очень убедительно и эмоционально поведал мне о том, что ты серьезно болен, у тебя рак крови и жить тебе осталось не больше года. Ты разжалобил меня, довел до слез, плакал сам и сокрушался, что жизнь кончена. По этой причине ты предложил расстаться сейчас, чтобы потом, когда тебе станет совсем плохо, мне не было еще больнее. Когда я все же вернулась к тому, что произошло накануне, ты сказал, что эта девушка пристает к тебе из-за твоего высокого положения и наличия денег. И заверил, что у вас с ней ничего не было. Вторую ночь я почти не спала от этого страшного известия о твоей болезни. Когда эмоции улеглись, мы поговорили снова.

Я считала, что беда должна не разъединять, а сближать людей. Я не хотела бросать родного и близкого человека в беде. Я хотела остаться рядом с тобой. Напомнила тебе о наших недавних планах на будущее. Ведь это большая редкость, когда люди подходят друг другу, как ключик к замочку. Когда можно говорить обо всем на свете и обожать друг друга столько лет. Я не собиралась оплакивать тебя раньше времени. Я нашла массу информации в Интернете об этой болезни и возможностях ее лечения.

Каждый человек, если что-то случается, карабкается изо всех сил, лечится, не опускает руки. Я считала, что тобой просто овладела паника. Как первая реакция нормального человека на такой страшный диагноз. И захотела посмотреть какие-нибудь бумаги о твоей болезни, чтобы убедиться, что это правда. Сходить с тобой вместе к разным врачам и узнать их мнение. Ведь нужны основания, чтобы утверждать такие вещи. Тогда выяснилось, что это лишь предполагаемый диагноз и результаты анализов еще не известны…

И все же, мы решили бороться вместе и быть счастливыми столько, сколько тебе будет отмеряно. Однако с тех пор больше о своей предполагаемой болезни ты не вспоминал. Результаты анализов так и не забирал, если они вообще сдавались. И я оценила твое актерское мастерство и умение мастерски переводить стрелки на другую тему в щекотливые моменты.

Но, как оказалось, это была лишь присказка, а сказка впереди.
Эпизод второй. Все тайное становится явным. Через несколько дней ты уехал в командировку. Позвонил мне, мы пообщались. Через пять минут снова звонок от тебя. Я отвечаю на звонок, но ты молчишь. И тут я слышу твою беседу с кем-то. Я понимаю, что твой мобильный, который ты обычно кладешь в нагрудный карман рубашки, случайно сработал на вызов последнего набранного номера (моего). И начинаю слушать, как ты пересказываешь кому-то, кто противно хихикает в ответ, содержание нашего с тобой разговора. Затем рассчитываешься в кассе за товар, идешь к машине, снимаешь ее с сигнализации, открываешь дверцу, садишься и дальше – гудки.

Ты был с женщиной. Хотя уезжал один. Несколько минут я сидела оглушенная. Я не верила в то, что услышала. Еще через пять минут ты перезвонил снова. Я спросила, где ты. И ты ответил, что только что вышел из супермаркета. Тогда я спросила, с кем ты. И ты ответил таким честным, удивленным и искренним голосом: «Сам я…» Конечно, я не удержалась, и рассказала тебе о звонке с твоего мобильного и о бесполезности доказывать, что ты разговаривал сам с собой и смеялся женским голосом. Тогда ты резко оборвал беседу.
Вернулся ты через неделю. Все это время не звонил. Я жила, как в аду. Понимая, что это конец. Но я ошибалась. По возвращении ты не захотел разговаривать о случившемся. Но я настояла. Ты сказал, что просто пошел в загул. Я не осуждала. Просто сказала, что не буду мириться с тем, что я не одна. Или мы будем вместе без посторонних партнеров, или мы расстаемся. Ты сказал, что если мы будем жить вместе, то никого кроме меня в твоей жизни не будет. На следующий день, все обдумав, я приняла решение попробовать жить вместе. Ведь пока не попробуешь – не узнаешь. Я решила дать нам шанс быть счастливыми. Ведь я так долго к этому стремилась. И мы переехали на съемную квартиру. Это произошло 14 марта, в день девятой годовщины от начала наших отношений.

Автор: Ольга Fasolka

Комментирование и размещение ссылок запрещено.


Комментарии закрыты.